ПРОЕКТ «МЕЖДУНАРОДНЫЙ СЕМИНАР «РЕГИОНАЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ В ОБЛАСТИ КОММУНИКАЦИИ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ»

Устарело

Этот исследовательский проект был реализован в 2001 г. Международный семинар "Региональные стратегии развития в области коммуникации на постсоветском пространстве" был организован в Москве 17-18 октября 2001 г. совместно с Кафедрой ЮНЕСКО по авторскому праву и другим правам интеллектуальной собственности и Международной конфедерацией журналистских союзов при поддержке Программы ТАСИС по интеллектуальной собственности.

Актуальность темы семинара для всех стран, образовавшихся на территории бывшего Союза ССР, была предопределена тем, что они практически одновременно не только вступили в семью так называемых транзитных стран, но и приобщились к глобальному информационному обществу. На всем постсоветском пространстве протекают в сфере коммуникации практически идентичные процессы (где-то - быстрее, где-то - медленнее), связанные с решением проблем, порожденных новыми информационными и коммуникационными технологиями и усугубленных тяготами переходного периода.

Открывая семинар, президент Творческого центра ЮНЕСКО профессор М.А.Федотов, в частности, отметил, что противоречивость переходного периода, особенно наглядно проявляющаяся в сфере коммуникации, в значительной степени связана с тем, что сам по себе переходный период следует считать завершенным не только тогда, когда окончательно достигнуто именно то состояние, к которому объект совершал декларируемое целенаправленное движение. Он заканчивается и тогда, когда субъект перехода, окончательно приходит к совершенно иному состоянию либо возвращается к изначальному. В таком случае можно говорить о прекращении перехода, а следовательно, о разрыве трансформации.

Иными словами, переходный период можно уподобить состоянию неустойчивого равновесия, когда объект может (теоретически) свалиться в любую сторону. Причем, "сваливание" может явиться следствием относительно небольших, слабых воздействий - как внешних, так и внутренних. Подчеркнем, однако, что "свалиться" из состояния неустойчивого равновесия означает перейти к состоянию устойчивого равновесия, иными словами - к стабильности, которая, впрочем, может быть не только стабильным процветанием, но и стабильным бедствием.
Подчеркнем, что завершенность переходного периода должна означать обретение именно желаемого состояния устойчивого равновесия, а не только минование точки возврата. До завершения переходного периода в принципе возможно возвращение к изначальному режиму, поскольку все процессы еще протекают в условиях неустойчивого равновесия. Разумеется, по мере продвижения к концу переходного периода требуются все более мощные потрясения, чтобы повернуть процесс трансформации вспять или "вбок".

В качестве индикаторов, позволяющих судить о завершенности переходного периода, на семинаре были предложены следующие явления в сфере коммуникации, многие из которых уже наблюдаются в тех транзитных странах, которые успели дальше пройти по пути модернизации:

1) преобразование государственных телерадиокомпаний в организации общественного вещания;

2) разгосударствление и приватизация предприятий, составляющих материально-техническую базу массовой коммуникации;

3) возрастание объема рынка рекламы до уровня, который является минимально достаточным для обеспечения самоокупаемости негосударственных систем коммуникации;

4) принятие и внедрение законодательных мер предотвращения монополизации систем коммуникации, обеспечения их транспарентности и независимости;

5) формирование устойчивых, авторитетных, способных к взаимодействию и эффективной саморегуляции структур гражданского общества в области коммуникации;

6) установление справедливой и прозрачной системы государственной поддержки информационного, культурного и языкового плюрализма в сфере коммуникации и т.д.

Устойчивое развитие в сфере коммуникации ни в коем случае не может базироваться на превращении информационных систем в средства политического манипулирования. Получившие большое распространение в странах СНГ концепции так называемой "манипуляторной демократии" не только сильно переоценивают информационное и психологическое воздействие таких систем, но и кардинально противоречат принципам правового государства. По сути, речь идет о превращении средств коммуникации в своего рода власть, которая не будет подчиняться какому-либо демократическому контролю, в отличие, например, от законодательных органов, но будет послушно выполнять задачи, поставленные перед ней манипуляторами. Таким образом, уже не общество будет использовать системы коммуникации, а, наоборот, системы коммуникации, точнее, стоящие за ними силы и лица - будут использовать общество.

Подобный подход, в котором цинично игнорируются моральные ценности, ведет к вытеснению демократических институтов манипуляторными, а рыночных механизмов - мафиозными. Разумеется, он не имеет ничего общего с демократией, а значит с общецивилизационным вариантом развития общества и государства. В действительности же системы коммуникации не только не могут, но и не должны быть ветвью власти, поскольку в этом случае неизбежна борьба за влияние на них и через них. Их главная функция - обеспечивать информационное взаимодействие индивидов и их объединений, и тем самым способствовать формированию некоего консенсуса относительно базовых ценностей демократического общества.

Именно наличие такого консенсуса составляет важнейшую предпосылку прочности гражданского общества и стабильности государства.
Правовые ресурсы достижения именно такого положения вещей, хотя далеко еще не исчерпаны, но все-таки имеют свои естественные границы, за которыми начинается сфера саморегуляции коммуникационного сообщества.

С учетом трансграничности и непосредственности Интернета саморегулирование вырастает в серьезное средство защиты интересов человека и общества в сети. Более того, не будем забывать о чисто программных средствах защиты, когда роль правовой нормы берет на себя программный код.   

Бесспорно, будущее правового регулирования в сфере коммуникации связано с развитием трансграничных цифровых сетей. Интернет стимулирует появление новой ментальности, характерной для нарождающихся сетевых сообществ и опирающейся на объективные процессы расширения выбора во всех областях - от политики до стиля жизни, вытеснения иерархических организаций сетевыми, вытеснения представительной демократии демократией непосредственного участия. В результате формируется мировоззренческая открытость, потребление все новой и новой информации становится насущной потребностью человека, а интерактивность дает ему средства для информационного действия, взаимодействия, противодействия. Именно в киберпространстве рождается Глобальный Человек, который легко и мгновенно пересекает границы, не задумываясь над тем, что переносится из одной правовой реальности в другую.

Интернет развивался так успешно потому, что правительства просто не понимали его значения, а когда поняли, то было уже поздно. И теперь власти во всем мире пытаются интегрировать механизмы правового регулирования в киберпространство. Так рождается международное Cyberspace Law, главным постулатом которого должно стать: то, что наказуемо вне сети (off-line), должно быть наказуемо и в сети (on-line). Только в этом случае Cyberspace Law не окажется построенным на принципах, противоположных тем, что складывались в юридической теории и практики многие тысячелетия.

Материалы семинара были опубликованы в томе 5 (2002) журнала «Труды по интеллектуальной собственности».

Руководитель проекта – Михаил Александрович Федотов